?

Log in

No account? Create an account
gornaya_kniga[Unknown LJ tag]

Вертикаль власти, когда руководителей назначают из соображений преданности и способности исполнять роль марионетки, а не квалификации и дееспособности, делает роль управления малоэффективной. Такие управленцы плохо защищены, пугливы и спасаются самостоятельно, без надежды на чью-либо помощь.
Разве не удивительно наблюдать за нашими гражданами, готовыми по команде менять свою точку зрения по любому вопросу? Сегодня этот революционер – выдающийся соратник Ленина, а завтра – презренный «враг народа», и тысячные толпы требуют его уничтожения. Больно смотреть на якобы великих ученых, которых безжалостно увольняют, запрещают им ходить в университеты, потому что они чем-то не угодили ректору. У коллаборационистов нет собственного достоинства, чести и мозгов. Предательство ближнего входит в отечественные правила игры.
Впрочем, если кто-то получил Нобелевскую премию или другую зарубежную награду, он сразу становится национальной гордостью страны. К сожалению, и хулители, и восхвалители не способны понять содержание талантливых работ, ведь чиновнику все чужое кажется глупостью. Грех не воспользоваться необразованностью и доверчивостью толпы. Вот вам и объяснение массового российско-советского коллаборационизма.
Дрессированный народ готов предать самых близких и дорогих людей по приказу любого начальства, хоть фашистов, хоть сталинистов, хоть демократов с либералами. Предают своих учителей, родителей и детей, родные университеты, взрастившие их. При этом даже не рассматривается вопрос выгоды предательства и опасности отказа от него. Коллаборационизм не отнесен к подлым поступкам.
Вернемся в наше время. Как бюрократам удается ликвидировать учебные и медицинские учреждения, научные школы, иные общественные структуры? Технология ликвидации отработана до мелочей. Сначала вербуются управленцы с гибкой моралью и хорошим конъюнктурным чутьем. Им предлагаются высокие оклады и другие привилегии. Так же раньше действовали рейдеры на промышленных предприятиях. А затем руками этих коллаборационистов готовятся протоколы собраний, финансовые документы, общественное мнение, даются невыполнимые обещания процветания в новых структурах. Специалисты догадываются, что их обманывают, но сопротивляться бюрократической системе не в состоянии.
Постепенно руками коллаборационистов старая структура ликвидируется. А создать новую не получается – кадры закончились. Зато материальные активы достаются оккупантам, задачи выполнены, бюрократические правила соблюдены.
Коллаборационизм развивается, ширится, и уже не удивляешься, когда дети известных реформаторов и политиков не могут без него обойтись.

Леонид Солёный
Рисунок Натальи Моисеевой

Три вечера с книгой

gornaya_kniga

Наверное, Вы любите историю – у камина, за чашечкой кофе или чая с мятой? Вы вглядываетесь в прошлое, ощущая и его взгляд на себе. Вы вживаетесь в образы, примеряете мысли, затерявшиеся в мягких складках давнего времени. Наедине с книгой Вы открыты вечности, перед Вами широкие горизонты, и Вы покоряете их, находя в этом особый, доступный лишь Вам смысл.
Есть книги-провожатые, ведущие Вас по незнакомой эпохе, помогающие проникнуться ее звуками, ароматами, мечтами. Не отвергайте эти мечты, какими бы абсурдными они ни казались, подумайте, как пришлось им преобразиться, сколько ступеней преодолеть, чтобы следующее поколение уверилось в их новизне.
Следы двадцатого века еще свежи и теплы, до них можно рукой достать. И все же такие крупные шаги, как за последние сорок лет, цивилизация не делала еще никогда, потому-то и кажутся те времена такими далекими. Время убегает все быстрее, словно почувствовав угрозу. Но попробуем остановиться и, преодолев его сопротивление, заглянуть в милое и трогательное недавнее прошлое. Ведь что-то было в нем, кроме бестолковщины, разгильдяйства, халатности, жестокости, несправедливости, партийного лицемерия? Конечно, все это живо и сейчас, однако, в других формах страшные метки социализма остаются неузнанными, и связь времен теряется. Мы же невольно следуем по ним, не в силах освободиться. А надо бы опираться на другое: были ученые-романтики, были вольнолюбивые поэты с горячим сердцем, в людях зрели таланты, не всегда востребованные, не всегда признанные, гонимые, но, несмотря ни на что, верные своему предназначению. Была вера в науку, образование, искусство, книги. Был огонек альтруизма, без которого ни одно дело не в радость. Было умение находить счастье в мелочах, видеть подробности, ценить любовь, испытывать жгучую «настоящесть» своего существования, вдумываться и вчитываться.
В поисках настоящего сегодня мы меняем работу, профессию, увлечения, города, дома, мебель, окружение, выбрасываем старые гаджеты и приобретаем более совершенные. Мы чувствуем при этом бесполезность суррогатов, но ничего другого нам не предлагают: только фальшивки вместо идей, наполненных солнцем. И мы нехотя включаемся в игру по правилам времени, а жизнь мелькает, не оставляя в памяти зазубрин, и уходит в никуда.
Если все это так, есть только одно средство от усталости и хандры: попытаться понять, чем жили люди до нас. Доверьтесь их воспоминаниям, запечатленным в книгах, старым фотографиям и документам. Они исцеляют, делают зрение более цепким, а мысль более глубокой.

Ольга Киреева


Тем, кто окончил Московский горный или просто интересуется его судьбой, мы советуем три вечера провести за книгами.

Вечер первый – с книгой «Владимир Васильевич Ржевский в нашей памяти. Воспоминания».

Чего хотел, чего добился этот жесткий, волевой человек, поощрявший свободу творчества и научившийся подчинять ее высоким целям? Расчертив поле научной мысли на своей территории, на территории горного дела, на годы вперед, он предсказал и определил пути развития отрасли, заложил научные школы и стал одним из инициаторов и пропагандистов разумного и бережного отношения к природе. Его философия была проста и понятна, она следовала из личного опыта и наблюдений: чем меньше пустой породы будет уходить в отвалы, чем меньше коэффициент вскрыши, тем больше мы получим того, что необходимо для жизни. С его подачи коэффициент вскрыши на долгое время стал символом надежды и смысловой вершиной горняцкой системы координат.
Владимир Васильевич черпал созидательные силы в общении с талантливыми учениками, единомышленниками. Не всегда оно проходило гладко, такой уж характер имел Ржевский. Ранние потери, трудное детство, каждодневная борьба за выживание, служба в КГБ, безусловно, оставляют отпечаток. Тем не менее, ни у одного ученика и последователя академика не возникало сомнений: Владимир Васильевич Ржевский – настоящий лидер, человек, к словам которого стоило прислушаться.

Вечер второй – с книгой «Кафедра геологии Московского государственного горного университета»

От Демидова до Карпинского и Никитина российская геологическая наука прошла сложный и интересный путь. В период до второй мировой войны она пережила грандиозный подъем: геологическая изученность территории СССP превысила 50 %. Во время войны работы не останавливались. Одним из признанных интеллектуальных островков, поставляющих идеи и кадры для всей страны стала сначала Московская горная академия, а затем и ее преемники: Московский горный институт и Московский государственный горный университет.
Кафедре геологии скоро исполнится 100 лет, она связана с именами выдающихся ученых старой школы, таких как В.А. Обручев, А.М. Терпигорев, и всегда славилась первоклассными специалистами. В книге не забыли упомянуть никого. Студентам 90-х наверняка знакомы имена Е.М. Тихомирова, В.С. Зайцева, В.А. Ермолова, Л.Н. Ларичева, В.В. Мосейкина, Ю.В. Кириченко, да и мимо Г.Н. Харитоненко и гидрогеологических истин мало кто прошел. Устройте вечер воспоминаний и откровений. Ведь Вам интересно знать байку о встрече А.А. Гапеева со Сталиным, за что Обручев обиделся на Павлова, какое место занимает философия в жизни геологов, как И.В. Еремин использовал анекдоты в своих целях, и, наконец, кто был хранителем учебной коллекции минералов кафедры и коллекции музея?

Вечер третий – с книгой «Кафедра «Экономика природопользования» Московского государственного горного университета»

Молодая кафедра – через пару лет отметит тридцатилетие. Ее организация пришлась на годы перестройки. Перспективное направление обратило на себя внимание специалистов и руководящего состава горных предприятий. Параллельно с обучением студентов велись занятия по переподготовке кадров для горной промышленности, переходящей к рынку. Наряду с обычной формой преподавания использовались новые методические приемы – деловые игры, разбор кейсов из международной практики, дискуссии, презентации, компьютерное тестирование, психологические тренинги.
Но книга скорее не об этом, а о том, как сложно заблуждения времени не превратить в свои собственные заблуждения.

Приятного чтения!

http://rusplt.ru/society/viktor-sadovnichiy-likvidiruet-istoricheskoe-izdatelstvo-17811.html#

Оптимистическое

Оптимизацией структуры
Не удивишь сейчас страну:
Навешал макаронов дуре,
И вмиг уходишь в глубину.
А то и уходить не надо,
И ожидать небесных кар.
Задуешь дерзкую лампаду,
Еще и сделаешь пиар.
Сопротивленье бесполезно.
Мы все несемся под откос,
Но безответственности бездна
Опять погасит стук колёс.
Никто не должен быть обузой,
Средств не хватает и без них:
Определим, какие вузы
Неэффективней остальных.
Зачем издательства и школы? -
Тоску наводят, грусть и сон.
У нас в стране народ весёлый,
Авось и так протянет он.
Кому полезна редактура?
Всех грамотеев на убой!
Не дрейфь, прорвемся, профессура,
Всё ворд исправит сам собой!
И принтер лазерный не выдаст,
Не съест, и в ком не зажуёт!
Долой прибежища хасидов,
Модернизации черёд!
Пусть будет всё предельно просто,
И лишь отчёт не так-то прост,
Но, знаю, - показатель роста
Нам завсегда покажет рост!

Ольга Киреева

Наука и/или бюрократия

gornaya_kniga



Но как могли вы, не пойму,
Стать, не страшась, причиной смерти!
К. Симонов

Ректоры некоторых университетов не задумываются о последствиях слияний, разрушении научных школ, увольнениях преподавателей, отдавших жизнь любимому делу. Уничтожение научной школы – государственное преступление, а доведение ученого до самоубийства – уголовное преступление. И такие случаи бывают: один повесился, другой отравился, третий и четвертый, лишившись места, получили инсульт и инфаркт. Прокуратура молчит, сложно с доказательной базой.
Высокая цена реформ образования – ослабление интеллекта, личные трагедии, разрушение кафедр, где десятилетиями нарабатывались новые идеи, технологии. Но сами новые ректоры, понимают ли они свою меру ответственности за содеянное? Кто-то понимает и боится возмездия. Некоторым представляется, что они несут знамя модернизации по поручению директивных органов, а гибель научных школ и специалистов – необходимая плата за прогресс.
Но допустим, все эти ученые занимались пустым делом, не приносили пользы своим университетам, что тогда? В области интеллекта не принято рубить с плеча, хорошо бы тщательно оценить вклад научной школы в российскую науку. Кроме того, если ты берешь на себя ответственность за реформы, неплохо было бы иметь интеллект, сопоставимый с экспертируемым. Этим правилом реформаторы-ректоры и министерские чиновники пренебрегают, невзирая на серьезную опасность.
Наука у нас слаба, но это не значит, что ее нужно вообще уничтожать. Используя в реформировании ректоров – неучей и корыстолюбцев, власти заливают пожар необразованности бензином безнравственности. Ну а те ректоры, чьими руками разрушаются научные школы, а оставшиеся без дела ученые почти добровольно уходят из жизни, понимают ли они меру личной ответственности в разрушении образования и науки? Нравственность присутствует обычно у людей с хорошим образованием, выходцев из приличных семей. Среди активных модернизаторов таких не видел.
Когда же кончится насилие над учеными и их массовая гибель? Ждать осталось недолго. Старых специалистов почти не осталось, думающая молодежь бежит от насилия куда глаза глядят. А наши вузы поставляют на рынок плохо подготовленных ремесленников.
Многие считают, что раньше было еще хуже. Действительно, после Октябрьского переворота победителям досталась страна без необходимого для ее развития образования. Индустриализация потребовала определенного количества инженеров и техников. До 1980-х годов техническое образование постепенно развивалось от нулевой отметки. Но теперь-то оно деградирует вовсе.
Можно ли в этой ситуации что-то сделать?
Кто-то обязан заменить ушедших из жизни ученых. Чтобы разобраться в том, что они сделали, придется читать специальные книги и беседовать с чудом уцелевшими специалистами. Только куда деться от чиновничьего произвола, и как внушить им, что между наукой и отчетами об успешном ходе реформ слишком мало общего?!

Леонид Солёный
gornaya_kniga

Реформы науки и образования в России не назовешь бархатными. Мало того, что для самой науки их польза неоднозначна, так еще и социальные вопросы выходят на первый план.
Прежде всего, нововведения отразились на пожилых ученых, которые были сконцентрированы в высших учебных заведениях. Чиновникам ветераны ни к чему. Хорошо бы избавиться от них побыстрее и заняться «настоящим делом». Нейтрализовать профессора просто: загрузить его по полной программе, как молодого специалиста. Никого не обманывают нормативы, по которым 80-летний профессор вынужден нести 700–900-часовую нагрузку, стоя в аудитории. Не выдерживаешь? Сам виноват. А если добавить бытовые неудобства и материальную нужду? Бюрократы могут потирать руки – в таких старики долго не протянут. Причем рассуждения сводятся зачастую к тому, что можно вместо одного профессора взять троих ассистентов. Квалификация, уникальные знания, жизненный и научный опыт при этом не учитываются. Чиновник ведь не в состоянии их оценить, и выгод от их использования для себя не видит.
И все же без образованных стариков наше общество будет разбалансированным. Наличие ветеранов-интеллигентов необходимо для противостояния невежественным маргинальным силам, агрессивным националистам, нечистоплотным политикам, жуликоватым лжеизобретателям. Без сомнения, для активной эксплуатации в работе со студентами старики не очень полезны, но воспользоваться их потребностью поделиться своими знаниями с потомками вполне рентабельно.
Иногда пожилые специалисты сами ищут возможности для передачи и распространения накопленных знаний, не надеясь на помощь государства. Так, профессор Вадим Сергеевич Перевалов успел выпустить четырехтомный учебник по теоретической механике для горняков и за месяц до кончины разослать его своим коллегам. В нашем издательстве такие истории не единичны.
Когда творческие люди подводят итоги сделанного за свою жизнь, обнаруживается множество нереализованных идей, недоделанных проектов, ненаписанных книг. И этим огромным багажом наработок им хочется распорядиться рационально, используя доступные технические возможности. Чтобы все накопленное богатство – ценнейшее госимущество не попало «коту под хвост».
Конечно, речь идет о добросовестных специалистах, которые составляют небольшой процент от заявивших о себе (в 1976 году РЖ ВИНИТИ сообщил, что 97% ученых являются авторами единственной статьи, соотношение изменилось, но стало ли больше качественных научных трудов?). Безусловно, не все ученые, педагоги, инженеры имеют высокую профессиональную ценность. Среди отечественных эрзац-ученых много агрессивных самозванцев, не имеющих знаний, давно паразитирующих на высоких званиях. Они и раньше приносили больше вреда, чем пользы.
Но кем же заменяют заслуженных руководителей научных школ, ректоров и директоров НИИ? На глаза попадаются бывшие хозяйственные руководители, молодые удачливые бизнесмены, симпатичные женщины не самых строгих нравов, иностранные деятели без знания русского языка и самого предмета деятельности.
Все это ведет отечественную науку к катастрофе. Еще не поздно, хоть и непросто, ее избежать, привлекая к проблеме общественное внимание, создавая специальные фонды аккумулирования знаний ветеранов и сохраняя доставшееся нам богатство хотя бы в виде публикаций, лекций, научно-педагогических школ, системы консультаций для аспирантов. Гуманизм – вообще вещь непростая.

Леонид Солёный
gornaya_kniga

Захватившая российскую систему образования страсть к рейтингованию вузов, достигла, похоже, пика. В Россию пришел международный рейтинг QS. При очевидной полезности процедуры, стремление любой ценой составить конкуренцию мировым лидерам все же таит в себе опасность.

Во все века неотъемлемой чертой нашего народа остается возведение потемкинских деревень. В области образования и науки они наиболее многочисленны. К примеру, советские школьники, завоевывали призы на международных олимпиадах по математике, химии, физике, программированию. Была разработана сложная и дорогостоящая система подготовки: специализированные интернаты, летние школы и кружки. К интеллектуальным «тренировкам» привлекались лучшие педагоги. Нигде в мире такого внимания олимпиадам не уделялось, показуха малоэффективна, да и на мировой престиж не очень влияет. Внутренние проблемы страны олимпиады и вовсе не могли решить, поскольку основная масса школьников и студентов оставались невежественными. Тем не менее, многие считали: «у нас лучшее образование и наука», «Зато мы делаем ракеты и перекрыли Енисей».

Видимо, вирус гонки за показателями неизлечим. А от назревших реформ чиновники до сих пор стараются отделаться привычными лозунгами: «Вперед, Россия!», «К глобализации экономики!», «Нанотехнологии – в жизнь!». Вузам ничего другого не остается, как с готовностью демонстрировать результаты своих усилий. Они заняты поиском хитростей в решении проблемы повышения индекса Хирша или индекса цитирования, доказательств эффективности своей деятельности, вместо прямых обязанностей – подготовки грамотных и высокообразованных специалистов.

Поверхностность и хаотичность познаний большинства современных студентов, отсутствие представлений о структурности изучаемых дисциплин дает основание для сравнений советской, вызывавшей столько нареканий, и нынешней систем образования, не в пользу последней. Если не подойти к реформам разумно, и не передать управление ими тем, кто захочет вникнуть в суть педагогического действа, не довольствуясь лишь красивым «фасадом», существующий путь развития страны грозит в обозримом будущем социально-экономической катастрофой (огромное количество реальных безработных, неготовность отказаться от сырьевой экономики, примитивизация общества, рост коррупции, оттока «мозгов», пьянства и наркомании).

Леонид Солёный

http://ria.ru/abitura_world/20150521/1065762641.html
gornaya_kniga


Подлые родители-садисты придумали оправдание своим зверствам: мы их готовим к реальной жизни, где никто с ними церемониться не будет. Подождите, сегодня дети – жертвы беззащитные, а потом отыграются. Трагедий не избежать.

Для семей интеллигентных и образованных человеческое отношение к детям очевидно и не требует разъяснений. Только их мало, и они не оказывают влияния на основную часть населения. Когда я в детстве читал рассказы Лескова, Куприна, Чехова, у меня волосы на голове становились дыбом, а многим соученикам и товарищам казалось, что по-другому и быть не может. В их семьях наказания не ограничивались шлепками и подзатыльниками. Их пороли, как Каширин юного Пешкова. За дело и без. Став взрослым, я сообразил, что садистские инстинкты распространены не только у темных народов, но и у многих, казалось бы, образованных людей. И чтобы сдержать их, нужны сила воли и цивилизованное окружение, презирающее насилие. А уж если невтерпеж, найдите себе сексуальных партнеров-садо-мазохистов.

Физическое насилие над детьми переходит из поколения в поколение, превращаясь в норму поведения и не вызывая почти ни у кого отторжения. И это еще одна причина, почему россиян в цивилизованных странах считают дикарями. Многие авторы писем в различные СМИ уверены, что физические наказания – единственный способ отучить детей от вранья, безделия, воровства, грубости. Понятно, добиваются они противоположного эффекта: ребенок скрытничает, замыкается в себе, доходит до суицида. Читал, что Россия по детскому суициду занимает первое место в мире. Конечно, нужно учитывать, что ненормальные условия жизни (бытовые, нравственные, материальные, исторические) способствуют возникновению психических заболеваний.

Почему-то исповедующие средневековые заповеди Домостроя считают в порядке вещей обижать заведомо слабых. Действительно, ребенок не в состоянии дать отпор взрослому. Вполне закономерно: если здоровый мужчина насилует женщину, та в отместку измывается над собственным ребенком. Почти всегда акты физического насилия проходят безнаказанно, ведь это стало обыденным явлением, да и жаловаться опасно. Бывает, что подвергшиеся насилию в детстве через 20 лет мстят за это собственным детям. И делают это неосознанно. Сколько раз приходилось наблюдать, как невменяемая мать волоком тащит сопротивляющегося и кричащего ребенка. Ей и в голову не приходит остановиться и поговорить с ним. Упрямство детей имеет какие-либо причины, разобраться с ними можно, обладая минимальной культурой и знаниями из области детской психологии.

Положение безвыходное? Да, если следовать рекомендациям наших идеологов и РПЦ. Они хотят решить проблему дешево и не очень хлопотно. Хвастовством, барабанным патриотизмом и пропагандой этнических духовных ценностей делу не поможешь. Только загонишь проблему в тупик. А создавать нормальные условия для жизни, наладить хорошее образование, повернуться лицом к искусству дорого и небезопасно для властей. Должен их огорчить – другого пути не существует. Ну, а интеллигенция сама решает проблемы воспитания своих детей. Хотя это и непросто: ведь социальная среда диктует насильственные методы воспитания, а как уберечь от них своих детей? Вот и бегут от этой дикости.

Если ребенка родители избивают, он перестает им доверять, возможно, и не осознанно. Он становится подозрительным, ему всюду мерещатся враги. Потом недоверие переходит на учителей, политиков, страну. Человек становится ханжой, патриотом по принуждению. Эту закономерность описал Василь Быков («Знак беды» и др.).

Леонид Солёный
gornaya_kniga


Напрасны страх, тоска и ропот,
Когда судьба влечет во тьму,
В беде всегда есть новый опыт,
Полезный духу и уму.

И. Губерман

Получение знаний в безвыходной ситуации эффективный, хоть и жесткий метод. Если для выживания надо разобраться в какой-либо теории, сочинить статью, стихотворение или доклад в сжатые сроки, вам придется подключить все внутренние резервы интеллекта. Будет тяжело, но в живых останетесь.

Робинзону тоже было нелегко выжить на необитаемом острове. Бывает и в образовании схожая ситуация, когда необходимые знания можно получить только самостоятельно, без учителей, без нравоучительных наставников и командиров. Попробуйте поставить себя на его место: завтра вам надо выступать на совещании, сдавать экзамен, консультировать учащихся, и вы ничего не знаете. Хорошо еще если есть книги, или разъяснения в Интернете.

Когда слабый человек чего-либо не знает, он клянет своих учителей, родителей, несчастную судьбу. Не стоит чертыхаться, обратите взор на себя любимого и соберите волю в кулак. За ночь сумеете разобраться в самой сложной теории. Не надо хныкать, все у вас получится.

Пассивное приобретение знаний является основой советско-российского образования: лекции, семинары, коллоквиумы, экзамены и зачеты требуют от студентов дисциплинированности, усердия, отказа от инициативного поведения. Такая модель охватывает 99,9% учащихся, препятствуя формированию талантов и навыков эффективных управленцев. Человек, получающий знания не из книг, а от лекторов, вряд ли сумеет вдумываться в чужие сложные тексты и понимать модели умопостроений автора. В результате мы имеем то, что наблюдаем ежедневно.

Зависимость от школьного учителя, родителей, вузовских профессоров, а не от реальных знаний, формирует лживость, умение выкручиваться в скользких ситуациях, коррупционное мышление. Робинзон Крузо преодолевал объективные препятствия, а наш студент вынужден приспосабливаться к искусственным требованиям педагогов-начальников и свыкаться с мыслью, что дело второстепенно, а расположение шефа определяет успех в жизни. Противоестественность таких убеждений завела наших эрзацспециалистов в болото невежества, глупости, недееспособности, разврата, презрения к труду.

Советско-российская модель образования сформировала тип Антиробинзона – безвольного человека, пугающегося ответственности и простейших практических действий. Робость российских граждан подкрепляется всесилием бюрократов и невежественных правоохранителей, появившихся как будто из людоедских племен Африки. Именно наличие большого количества Антиробинзонов объясняет массовую гибель наших соотечественников во время войны, голодомора, репрессий сталинского периода, правления Ивана IV, Петра I и т.д.

Казалось бы, эти необычные мысли пришли мне в голову в связи с неумением многих граждан читать книги, думать и действовать. Действительно, получать знания традиционным способом легче. И лишь немногие из тех, кто был поставлен обстоятельствами в безвыходное положение, сумели их преодолеть и по крохам сложить информацию, новые идеи, найти ассоциации с возникающими задачами, решая их по примеру Робинзона Крузо.

Леонид Солёный
gornaya_kniga



Родителям и педагогам хочется передать детям свое видение общественных закономерностей. При этом родитель и учитель могут придерживаться разных взглядов, тогда дети выбирают наиболее близкую им позицию или ищут компромиссные решения. В любом случае мозг ребенка напряженно работает, и он вырабатывает собственную гражданскую позицию.

Взрослые не всегда видят в ребенке будущего гражданина России, стараются обсуждать с ним текущие школьные проблемы и не обобщать явления, с которыми сталкивается ребенок дома, в школе, на улице, в ТВ-передачах. А у ребенка забот и без взрослых хватает: жесткие отношения в детских бескомпромиссных коллективах, семейные неурядицы, несправедливость школьных учителей, запреты родителей на компьютерные игры, социально-материальное неравенство, просыпающееся в юных организмах, любовь и страсть. Поэтому мораль ребенка сосредоточена на нем самом и его переживаниях. Если же школьнику предложить часть внимания переключить на одноклассников, соседей, товарищей по спорту – это будет ими восприниматься как самоотверженное поведение, противоречащее их эгоистическим интересам. Обычный ребенок, да что там и говорить, большинство взрослых граждан живут по средневековым принципам: «после меня хоть потоп».

С таким эгоцентрическим мировоззрением гражданское общество построить невозможно. А ведь эгоизм, заложенный в ребенке, со временем может и не рассосаться. Без участия взрослых нельзя убедить школьника в том, что без умения согласовывать интересы разных людей, разных социальных групп и слоев общества осуществить задуманные и выгодные для ребенка действия сложно или вообще невозможно. Если речь идет о близких ребенку людях (членах семьи, одноклассниках, друзьях), необходимость взаимодействия ему эмпирически понятна, но согласовывать свои действия с незнакомыми кажется излишним. Убедить ребенка в том, что нужно думать и о них, рассчитывая их реакцию на свои действия – в этом и заключается миссия наставников, желающих вырастить полноценного гражданина страны и мира.

Вопрос заключается в том, как научить ребенка сознательно ограничивать свои желания, рассчитывать возможные результаты своих действий. Думаю, что одного рассудка здесь мало, это искусство воспитания. Как убедить ребенка, что, руководствуясь только собственной (особенно сиюминутной) выгодой, можно оказаться на краю социальной пропасти, что и произошло в конце XX века с обществом из-за неподготовленности молодых людей к сложным общественным процессам, непомерного эгоизма и массовой глупости населения.

К сожалению, государственная идеология тоже вносит посильный вклад, препятствующий выращиванию разумных граждан России. Сюда надо отнести политику патернализма, культуру отказа от критического анализа событий, пропаганду домостроевских порядков в семье и на производстве, неуверенность в завтрашнем дне и другие страхи. Все это рассчитано на воспитание раба, а не гражданина. И, как следствие, всегда можно найти оправдание безнравственности, ошибочным решениям, катастрофам, коррупции, необразованности. Поэтому перед обществом и его многочисленными ячейками стоит задача: несмотря на чиновничье противодействие начать готовить юных россиян к осознанной жизни в реальном обществе, умению взаимодействовать с разными социальными группами и не допускать грубых ошибок, способных привести к катастрофам. Для этого нужна мудрость наставников, демонстрация ими нравственных и этических стандартов поведения, ролевые игры социально-экономической направленности, чтение умной литературы.

Воспитать полноценного гражданина России дорого и трудоемко. Но полученный результат компенсирует все затраты, ведь гражданин становится особой ценностью для общества и несет свои нравственность, интеллект и знания дальше. Таких людей в России очень не хватает сегодня, а с реформой образования исчезли и надежды на активное включение учителей в процесс воспитания. Им бы успеть все документы отчетности для разноуровневых организаций заполнить. Родители из-за недостатка времени или образования часто не придают значения опасным тенденциям. Выходит, до счастливого, справедливого общества нам еще далеко.

Леонид Солёный

Latest Month

August 2015
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel